Аполлон Касаткин в пьесе М. Горького. 1910 г.

Прекращение казенной продажи питей

Письмо в Костромское научное общество. 1915 г.

Тяжелый год, говорят крестьяне: если бы не закрыли казенные лавки и не прекратили продажу вина, то совсем бы беда, многие сидели бы уже давно без хлеба. Действительно, с прекращением казенной продажи питей заметно улучшилось положение крестьянина, а главное — положение женщины, которой приходится нести все тяжести семейной жизни. Даже своим глазам не веришь, когда встречаешь обычного пьяницу, ходившего всегда в лохмотьях, с грязным, измятым лицом, теперь обутого, одетого, и лицо его приняло человеческий образ. Нередки были случаи, что жена и дети были принуждены почти по миру ходить, их кормилец тащил последнее из дома, да и сказать нельзя пьяному зверю, он тотчас же напомнит, что его должны слушаться и бояться, как владыки дома. Теперь бедная страдалица женщина-крестьянка ожила, благодарит Бога, что муж ее не пьет, она его перестала бояться и видит в нем кормильца, а не зверя, к которому нельзя было подойти. Каждый сознает, что корень почти всех несчастий и семейного разлада — это вино, теперь все заработанные деньги идут в дом, а так постепенно улучшится хозяйство. В нашем районе реже стали встречаться нищие и меньше стало воровства.

До прекращения продажи казенных питей приходилось наблюдать тяжелые семейные картины. Год тому назад к священнику нашего села прибежала избитая, растрепанная женщина и просила его укрыть от зверя-мужа, который в течение нескольких недель пил без просвета и тащил из дома все, что попадалось под руку. У ней дети, их он разогнал, да, спасибо, нашлись добрые люди, дали приют
несчастным, а сама она укрывалась по чужим баням и овинам, но все-таки он нашел ее. Уже совсем озверевший, он бил ее, не разбирая, по чему попадет, пинал ногами, но и этого показалось мало, тогда он взял ее за косы и потащил через деревню. Что бы было, неизвестно, но ей как-то удалось вырваться из его рук и убежать к священнику. Муж ее, несмотря на то, что был пьян, все-таки не посмел войти в дом своего пастыря, только, стоя под окнами, требовал свою жену и ругался, как только мог. Вся эта история вышла из-за нескольких десятков льна, которые бедная женщина убрала, чтобы продать и купить кое-что для семьи. Подобные случаи не единичны, их можно много привести. Недавно с этой женщиной пришлось поговорить о семейном положении. Она говорит, что для нее настала пора молодости, что она переживает медовый месяц.

А также раньше редкая свадьба, редкая вечеринка проходила без скандала, а теперь проходит это время тихо и хорошо… Молодые люди возвращаются с гуляния без кровоподтеков и в крепкой одежде. А как тихо прошли нынче рекрутские наборы. Не слышно было площадной брани и скандалов, только раздавались с дороги звуки гармони, балалайки и песни. Правда, первое время некоторые люди очень тосковали без водки. Особенно часто приходилось слышать от молодых рекрутов, которые мучались сознанием, что, может быть, скоро придется идти на войну, а там переходе вечность совершается быстро, что если бы было вино, то ничего бы не было страшно.

Теперь каждый понял, что главный корень зла — вино,
если его совершенно уничтожить, то хозяйство значительно улучшится, а главное, развитие на почве культурности пойдет быстрей. Всегда трезвый ум сумеет оценить пользу образования, и добрые семена, посеянные «на ниве народной», со временем принесут плоды, лишь бы только нашлись добрые сеятели. Без вина люди станут искать более разумных развлечений и с удовольствием в свободное время будут ходить слушать лекции,которые бывают в школах (к сожалению, не во всех школах можно этим заниматься, есть много препятствий). Станут обогащаться знаниями, школа будет стоять выше в их глазах, чем теперь, охотней станут посылать своих детей учиться. Когда научатся ценить школу, станут выше ставить умственное развитие, то реже будешь слышать: зачем нам учить географию, историю, решать задачи, если это нам в жизни не потребуется, лишь бы уметь читать и писать; отцы наши и неразвитые живут, а ведь и нам тоже не в чиновники, не в учителя идти, все равно пастухами будем (это мне самой приходилось слышать от моих учеников, когда им станешь объяснять пользу учения). Вообще, прекращение продажи вина даст большой толчок вперед. У нас крестьяне составили приговор о прекращении продажи вина всегда. Спиртных напитков никаких не употребляют, а также нет и азартных игр. Уничтожение вина не только возможно, но и необходимо для благосостояния страны.

Учительница дурасовской школы А. ПЕТРОВА

<< … Костромская пивоварня

<< … Борьба за трезвость в России и Костроме

2 мысли о “Прекращение казенной продажи питей”

  1. Официально сухой закон преподносился как мера, направленная на заботу о народном здравии (любопытно, что точно такой же формулировкой обосновывалось введение винной монополии). Однако на практике последствия оказались прямо противоположными. Хотя потребление казенного вина в империи резко сократилось, но количество смертей от алкоголизма в первые военные месяцы 1914 г. не уменьшилось. С июля по август 1914 г. в Санкт-Петербурге смертность от белой горячки снизилась с 75 до 30 случаев в месяц, но уже с сентября началось плавное возрастание кривой смертности от алкоголизма. Пик в 1915 г. пришелся на май и составил 72 случая против 71 случая за 1913 г., сравнявшись с показателем мая 1914 г. С другой стороны, за 1913 г. в Санкт-Петербурге всего от алкоголизма умерло 895 человек, в то время как в 1915-м 569. Именно последние цифры использовались сторонниками сухого закона в качестве доказательства успеха кампании. При этом не учитывался банальный факт сокращения трудового населения городов в связи с мобилизацией. Была еще одна, не менее существенная причина статистической погрешности. Практически одновременно с введением ограничительных мер на продажу алкоголя началось массовое употребление суррогатной продукции. В результате увеличилась смертность от отравлений.

  2. С началом мобилизации на охваченных ею территориях России было введено временное ограничение продажи спиртных напитков. Однако о разработке антиалкогольной реформы никто не помышлял. Поэтому для Барка явилось полной неожиданностью, когда император в августе 1914 г. на выездном заседании Совета министров в Московском Кремле напомнил ему о планах запретить продажу спиртного. Министр финансов пришел в замешательство и попросил несколько дней на раздумье. Первоначально ограничение мест продажи питейных напитков рассматривалась в качестве временного мобилизационного мероприятия. Однако результаты оказались неожиданными и неприятными. Военные власти, стараясь пресечь пьянство призывников, столкнулись с волной винных погромов, прокатившихся по Сибири, Уралу, Поволжью и Центральной России. Тревожные донесения в Главное управление неокладных сборов и казенной продажи питей поступили уже 22 июля 1914 г. из Томской губернии. За неполные пять дней в разных местах было разгромлено более двадцати винных лавок и складов. В Кузнецке склад был взят приступом и в течение нескольких дней находился в руках запасных (солдаты запасных частей и соединений, формирующихся для отправки на фронт). Не рискуя проникать внутрь, полиция снаружи наблюдала за происходящим, лишь сообщая руководству о доносившихся изнутри глухих ударах железа . При разгроме склада в Барнауле начался пожар. Тревожным симптомом бунта стало то, что к запасным начали присоединяться и крестьяне. Управляющий акцизными сборами Томской губернии Лагунович прямо телеграфировал в Петербург: Возмущение запасных Томской губернии принимает характер мятежа .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *